?

Log in

How do you think aliens would regard our society? If an alien ship landed in your backyard, would you run away or bring a bundt cake?

Убегу...!!! Особенно зауважают когда в подьезд зайдут комне.!!!
Первый автомобильный
How do you think aliens would regard our society? If an alien ship landed in your backyard, would you run away or bring a bundt cake?

Будут уважать...несмешите....сами себя неуважаем....!!!  Убегать нестану...политического убежеща для Януковича и свиты попрошу..!!!
Первый автомобильный
Первый автомобильный
What are your New Year's resolutions? Do you think you'll stick to any of them? If so, for how long?

Первый автомобильный
Если нравится — мало?
Если влюбился — много?
Если б узнать сначала,
Если б узнать надолго!

Где ж ты, фантазия скудная,
Где ж ты, словарный запас!
Милая, нежная, чудная!..
Ах, не влюбиться бы в вас!

1961
Первый автомобильный
http://www.pravda.com.ua/news/4c752ef75f2b2/


Віце-прем'єр Борис Колесніков подарував президенту Віктору Януковичу iPad. 

Це він зробив в ході засідання Комітету з економічних реформ, повідомляє ЛІГАБізнесІнформ. 

"Я хотів би вручити декілька подарунків президенту (з цими словами Колесніков передав Януковичу iPad). У цю електронну книгу вміщуються всі підручники України за всі роки з усіх предметів", - сказав Колесніков. 

"Тут 135 тисяч сторінок і, відповідно, дитина в будь-який момент може повернутися до будь-якого матеріалу", - зазначив віце-прем'єр. 

За його словами, електронна книга дозволить економити державі сотні тисяч кубометрів деревини щорічно, а крім того, позбавить учнів від необхідності носити багато важких книг. 

"Немає жодних проблем з організації, і ми вже з Міністерством промислової політики опрацьовуємо це питання, для виробництва на українських основних фондах", - сказав Колесников. 

"Немає жодних проблем, щоб кожна дитина-сирота з наступного, 2011-го, навчального року мала у себе в розпорядженні iPad від президента", - додав Колесніков.
Первый автомобильный
Первый автомобильный
Лукоморья больше нет (Антисказка)


Лукоморья больше нет, 
От дубов простыл и след. 
Дуб годится на паркет — 
так ведь нет: 
Выходили из избы 
Здоровенные жлобы, 
Порубили все дубы 
на гробы. 

Ты уймись, уймись, тоска 
У меня в груди! 
Это — только присказка, 
Сказка — впереди. 

Распрекрасно жить в домах 
На куриных на ногах, 
Но явился всем на страх 
Вертопрах. 
Добрый молодец он был: 
Бабку Ведьму подпоил, 
Ратный подвиг совершил — 
дом спалил. 

Ты уймись, уймись, тоска 
У меня в груди! 
Это — только присказка, 
Сказка — впереди. 

Тридцать три богатыря 
Порешили, что зазря 
Берегли они царя 
и моря: 
Каждый взял себе надел, 
Кур завёл — и в ём сидел, 
Охраняя свой удел 
не у дел. 

Ободрав зелёный дуб, 
Дядька ихний сделал сруб, 
С окружающими туп 
стал и груб — 
И ругался день-деньской 
Бывший дядька их морской, 
Хоть имел участок свой 
под Москвой. 

Ты уймись, уймись, тоска 
У меня в груди! 
Это — только присказка, 
Сказка — впереди. 

Здесь и вправду ходит Кот,  
Как направо — так поёт, 
Как налево — так загнёт 
анекдот. 
Но учёный, сукин сын: 
Цепь златую снёс в торгсин 
И на выручку — один  
в магазин. 

Как-то раз за божий дар 
Получил он гонорар: 
В Лукоморье перегар — 
на гектар! 
Но хватил его удар! 
И чтоб избегнуть божьих кар, 
Кот диктует про татар 
мемуар. 

Ты уймись, уймись, тоска 
У меня в груди! 
Это — только присказка, 
Сказка — впереди. 

И Русалка — вот дела! — 
Честь не долго берегла  
И однажды, как смогла, 
родила — 
Тридцать три же мужика 
Не желают знать сынка,  
Пусть считается пока 
сын полка. 

Как-то раз один Колдун — 
Врун,  
болтун  
и хохотун — 
Предложил ей как знаток 
дамских струн: 
Мол, Русалка, всё пойму 
И с дитём тебя возьму... 
И пошла она к ему, 
как в тюрьму. 

А бородатый Черномор, 
Лукоморский первый вор, — 
Он давно Людмилу спёр,  
ох хитёр! 
Ловко пользуется, тать, 
Тем, что может он летать: 
Зазеваешься — он хвать 
и тикать. 

Ты уймись, уймись, тоска 
У меня в груди! 
Это — только присказка, 
Сказка — впереди. 

А ковёрный самолёт 
Сдан в музей в запрошлый год — 
Любознательный народ 
так и прёт! 
И без опаски старый хрыч 
Баб ворует, хнычь не хнычь. 
Ох, скорей его разбей 
паралич! 

"Нету мочи, нету сил! — 
Леший как-то недопил, 
Лешачиху свою бил 
и вопил:  
— Дай рубля, прибью а то! 
Я добытчик али кто?! 
А не дашь, тады пропью 
долото!" 

"Я ли ягод не носил?! — 
Снова Леший голосил. — 
А коры по скольку кил 
приносил! 
Надрывался издаля — 
Всё твоей забавы для,  
Ты ж жалеешь мне рубля. 
Ах ты, тля!" 

И невиданных зверей, 
Дичи всякой — нету ей: 
Понаехало за ней 
егерей... 
Так что, значит, не секрет: 
Лукоморья больше нет,  
Всё, о чём писал поэт, — 
это бред. 

Ты уймись, уймись, тоска,  
Душу мне не рань! 
Раз уж это — присказка, 
Значит сказка — дрянь. 
Первый автомобильный

КУски...!!!!!

 Жизнь кидала меня — не докинула!
Может, спел про вас неумело я,
Очи чёрные, скатерть белая?!    

У меня было сорок фамилий,
У меня было семь паспортов,
Меня семьдесят женщин любили,
У меня было двести врагов.
Но я не жалею!


Во хмелю слегка
Лесом правил я.
Не устал пока —
Пел за здравие,
А умел я петь
Песни вздорные:
"Как любил я вас,
Очи чёрные..."


Куда мне до неё — она была в Париже,
И я вчера узнал — не только в нём одном!

Какие песни пел я ей про Север Дальний! 
Я думал: вот чуть-чуть — и будем мы на ты,




Первый автомобильный

На злобу дня..!

 Наверно, я погиб, робею, а потом -
Куда мне до нее, она была в Париже,
И я вчера узнал - не только в нем одном.
Какие песни пел я ей про Север дальний!
Я думал: вот чуть-чуть - и будем мы на "ты",
Но я напрасно пел о полосе нейтральной -
Ей глубоко плевать, какие там цветы.

Я спел тогда еще - я думал, это ближе -
Про счетчик, про того, кто раньше с нею был.
Но что ей до меня, она была в Париже,
Ей сам Марсель Марсо1 чего-то говорил.
Я бросил свой завод, хоть в общем, был не вправе,
Засел за словари на совесть и на страх.
Но что ей до того? Она уже в Варшаве,
Мы снова говорим на разных языках...

Приедет, я скажу по-польски: "Проше, пани,
Прими таким, как есть, не буду больше петь..."
Но что ей до меня, она уже в Иране.
Я понял: мне за ней, конечно, не успеть!
Она сегодня здесь, а завтра будет в Осло...
Да, я попал впросак, да, я попал в беду!..
Кто раньше с нею был и тот, кто будет после, -
Пусть пробуют они, я лучше пережду.
Кто раньше с нею был и тот, кто будет после, -
Пусть пробуют они, я лучше пережду.
Первый автомобильный